Механизм противодействия преступности в условиях различных правовых систем » Дипломные, курсовые работы по юриспруденции, диплом по праву на заказ, реферат, контрольная работа

Готовые рефераты, курсовые, дипломные работы по праву

 

Друзья сайта


Счётчики

Яндекс цитирования

Вопросы и ответы


Онлайн Заказ

www.lavcom.ru

434-591-373

89601320000@mail.ru

Поиск готовых работ


Онлайн Заказ

www.lavcom.ru

434-591-373

89601320000@mail.ru


Реклама

Механизм противодействия преступности в условиях различных правовых систем

 
-> Статьи | |

Механизм противодействия преступности в условиях различных правовых систем

Преступность в таких странах (и прежде всего в США) заявила о себе более остро, чем в странах романо-германской правовой семьи. Это обусловило и большее внимание к концептуальной проработке проблем стратегии правоохранительной деятельности. По мнению С.Г. Чаадаева, в англосаксонской системе права следует выделить пять основных моделей такой концепции: функциональную, социофрейдистскую, дискреционную, интегративную и институциональную.
Мы разделяем высказанную в литературе точку зрения о дискуссионности выделения названных концептуальных моделей, поскольку, следуя логике избранного С.Г. Чаадаевым подхода, их перечень можно значительно расширить за счет ряда известных криминологических школ: аномии, дифференциальной ассоциации, стигматизации и др. Однако в данном случае важно другое: с одной стороны, это отсутствие удовлетворительной теории, что отражает прагматическую нацеленность и относительно низкую способность к научному абстрагированию западной науки, а с другой - социальный технологизм и эмпиризм западной теории государства и права, предпочитающей не абстрактные концептуальные модели, в том числе и в сфере исследования криминальных конфликтов, а конкретные предложения по частичной реконструкции механизма социального воздействия на общественно опасные формы отклоняющегося поведения. В основе этой реконструкции лежат политико-правовые идеи о необходимости рассредоточения правоохранительной функции среди широкого круга субъектов правоохраны. Определенные негативные последствия такой диверсификации (например, сложность государственного управления системой правоохранительных органов, затруднительность выработки общегосударственной концепции обеспечения правопорядка) компенсируются высокой степенью взаимного контроля субъектов правоохранительной деятельности и более широкими возможностями граждан выбирать наиболее приемлемые способы и формы (государственные или частные, судебные или административные) защиты своих прав и законных интересов.
Исламская правовая семья включает национальные правовые системы государств (Иран, Пакистан, Ливия, Саудовская Аравия и др.), которые исповедуют мусульманскую религию. В сформулированном утверждении нет большого преувеличения, поскольку ислам представляет собой "самую государственную" из всех существующих религий. В противоположность христианству ислам традиционно тесно связан с государством и политикой. Специфическое положение и у мусульманского права, которое, по большому счету, не является отраслью юридической науки (оно хотя и связано с религиозно-этическими нормами, имеет относительно самостоятельное значение). Мусульманское право - одна из сторон религии ислама. Шариат же следует идее строгого выполнения обязательств, возложенных на человека, поэтому мусульманское право по своему духу более императивно, чем романо-германское или англосаксонское, а его предписания обладают непреложным авторитетом для мусульманина, поскольку шариат - культово-правовая система. Мусульманское право представлено не только в нормативном аспекте, но и как политический, идеологический, психологический фактор, элемент социальной культуры. Предписания шариата содержательны одновременно и в юридическом, и в моральном, и в религиозном аспектах, поэтому являются не просто юридико-нормативными, но и нравственно-правовыми(10).

Вопросы преступления и наказания

В связи с императивным характером мусульманского права неудивительно, что вопросы преступления и наказания нашли в нем довольно детальное рассмотрение(11). Речь прежде всего идет о том, что правонарушения определяются и санкционируются Кораном. Распространенной среди мусульманских правоведов классификацией правонарушений является их подразделение на три группы: хадд - преступления наибольшей общественной опасности, посягают на "права Аллаха" (интересы всей мусульманской общины) и наказываются абсолютно определенной санкцией; кавад, киссас, или дийа, - преступления, которые нарушают права конкретных лиц, но также влекут фиксированное наказание; тазир - все иные правонарушения, наказываются не жестко установленной санкцией и могут затрагивать как "права Аллаха" (к ним относятся нарушения всех религиозных обязанностей), так и частные интересы.
Среди этих преступлений есть деяния, известные законодательству европейских государств (убийство, грабеж, кража и т.д.), но широко распространены и те, которые вытекают из нравственно-религиозной сути шариата (употребление спиртных напитков, вероотступничество, отказ от молитвы и др.). Наказания также отражают нравственно-религиозную основу шариата и национально-культурные особенности Востока как с точки зрения способов наказания (например, побитие камнями, отсечение кисти, распятие), так и выделения определенных особенностей субъекта преступления. Например, для состоящих в браке за прелюбодеяние установлено побитие камнями, для не состоящих в браке - телесное наказание (100 ударов). Специфичны и формы наказания с точки зрения общественных последствий. Так, за преступления категории тазир (мошенничество, взяточничество, обман, шпионаж, колдовство, отказ от молитвы, несоблюдение поста) установлены различные наказания: позорящие - бритье головы, вождение по улицам города в полуобнаженном виде с провозглашением вины; телесные - нанесение ударов, распятие на три дня; материальные - причинение материального ущерба преступнику, лишение свободы.
Названные преступления и наказания за них, установленные мусульманским уголовным правом (укубатом), предусмотрены в одних странах (Марокко, Иордания, Пакистан) только для мусульман(12), в других (Саудовская Аравия, Судан, Ливия) - обращены ко всем гражданам вне зависимости от их вероисповедания(13).

Индусское право

Следует различать индусское и индийское право. Индусское право - это право общины, которая в Индии и других странах Юго-Восточной Азии исповедует индуизм. Индийское право - национальное право Индии, имеющее светский характер. С учетом того, что около 80% населения Индии исповедует индуизм и индуизм имеет немало приверженцев в Пакистане, Бангладеш, Малайзии, Южном Йемене и Восточной Африке, значение индусского права не следует недооценивать; тем более, что политика его замены (вытеснения) светским правом по западным образцам пока не может считаться успешной, поскольку большая часть населения, исповедующего индуизм, придерживается традиционных воззрений, основанных на этой религии.
"В развитии индусского права, - замечает Н.А. Крашенинникова, - с древнейших времен можно проследить две взаимосвязанные закономерности. Первую условно можно назвать процессом секуляризации права, который шел вместе с усилением позиций государства светской власти, и вторая закономерность - расширение сфер общественных отношений, регулируемых правом, которые ранее были регламентированы неправовым обычаем, обыкновением"(14). Таким образом, генеральная линия развития индусского права соответствует общемировым тенденциям. Вместе с тем просматриваются и некоторые существенные особенности.
Одна из них связана с языческим культом индуизма, который в отличие от первобытных языческих культов выделяется обширным литературным наследием, философичностью и многовековой традицией.
Другая особенность развития индусского права - изменение его внешней (формальной) стороны. Индусское право формально модернизировалось светской властью и для светской власти; при этом не слишком затрагивалась первооснова его источника - индуизм. Большой инерционный потенциал индусского права обусловлен именно тем, что индуизм представляет собой некую синкретическую систему, в содержание которой (помимо права) входят различные верования и обряды, философия, этика и другие идеологические ценности, предполагающие определенный образ жизни, общественный порядок, социальную организацию и структуру.

Дальневосточное право

Дальневосточная правовая семья включает национальные правовые системы Японии и Китая. Их относят к традиционным (построенным на обычном праве), поскольку ни в Японии, ни в Китае религиозные воззрения не претендовали быть чем-то большим, чем отправление обрядов в критические моменты жизни человека (рождение, брак, смерть). Так, конфуцианство в Китае - скорее не религия, а философско-этическая система, включающая набор максим. Впоследствии они были переработаны идеологами коммунистического Китая, что во времена "культурной революции" вменялось в вину противникам "линии Мао".
Традиции Японии (приверженность которым объясняет, по мнению ученых, низкий уровень преступности в стране сравнительно с аналогичными показателями развитых капиталистических государств) имеют подчас весьма специфические оттенки.
Древнейшие японские (и китайские) законы ставили во главу угла уголовный закон.

Латиноамериканское право и право США

Жестокость правовой системы в связи с этим привела к тому, что к праву стали относиться отрицательно. Согласно сложившейся традиции судебное разбирательство не соответствует естественному состоянию вещей. Обращение в суд показывает, что, по мнению истца, его оппонент - ненормальный человек и с ним невозможно договориться полюбовно.
Право латиноамериканских стран относят обычно к романо-германской правовой семье, указывая при этом на его кодифицированность и построение латиноамериканских кодексов по европейским образцам. Не вдаваясь в дискуссию по этому вопросу, заметим, что в российской юридической литературе преобладает мнение, что латиноамериканская правовая система имеет ряд общих черт. И дело даже не в том, что латиноамериканское право испытывает на себе сильное влияние публичного права (за образец конституции латиноамериканские страны взяли Конституцию США), главное в том, что при анализе и оценке политической системы латиноамериканских стран не следует придавать большое значение юридическим формам. Юридические формы - одно, социальные реалии - другое.
Перманентные перевороты, военные режимы, сменяющие друг друга в государствах Латинской Америки, подтверждают это, как и термин "наркодемократия", который во многом относится именно к правящим режимам латиноамериканских государств. Наркодельцы изъявляют готовность заплатить внешний долг страны в обмен на определенные льготы (в Боливии), правящий режим находится если не под контролем наркомафии (в Колумбии), то, по крайней мере, под ее серьезным влиянием (в Мексике). Страны Латинской Америки представляют собой, по образному выражению А.Н. Харитонова, пример "зазеркальной модели" социального контроля, когда не государство контролирует преступность, а криминалитет контролирует государство.
Все это еще раз подтверждает необходимость учитывать не только формальные, законодательно зафиксированные формы и методы участия государства в разрешении криминальных конфликтов и функционирования системы уголовной юстиции, но и социально-политические реалии, оказывающие на этот процесс огромное влияние. Именно социально-политическая действительность определяет реальные формы существования права и осуществления правоохранительной деятельности, нередко в угоду политической и государственной целесообразности превращая право и законодательство в своеобразную ширму политического и идеологического диктата, а правоохранительную деятельность - в орудие классовой борьбы. Конкретизация этого тезиса предполагает специальное рассмотрение теории и практики противодействия преступности в России.
.

Скачать работу БЕСПЛАТНО, кликните по рекламе ниже и просмотрите сайты в течении 1 мин, после просмотра появится ссылка для скачивания

Другие новости