История право » Страница 5 » Дипломные, курсовые работы по юриспруденции, диплом по праву на заказ, реферат, контрольная работа

Готовые рефераты, курсовые, дипломные работы по праву

 

Друзья сайта


Счётчики

Яндекс цитирования

Вопросы и ответы


Онлайн Заказ

www.lavcom.ru

434-591-373

Поиск готовых работ


Онлайн Заказ

www.lavcom.ru

434-591-373

MAIL


Реклама

Историческая теория Меркеля

 
-> История право |

В теории Меркеля нашло для себя подкрепление стремление юристов к отрешению от преувеличенно логического понимания права. Нападки на Begriffsjurisprudenz, которыми руководили столь видные юристы, как Иеринг и Беккер, приводятся Меркелем в связи с его воззрением на право как на компромисс. Корни этого воззрения можно открыть уже в знаменитой брошюре Kampf urns Recht; Меркель продолжает в этом отношении работу своего предшественника. Столкновение в праве противоположных элементов такова сущность его мысли препятствует юридическим системам быть строго логическими. Рационалистическая философия верила в логичность права, потому что считала возможным вывести его из разума; отсюда именно



Идеи справедливости и нравственности

 
-> История право |

Иеринг характеризовал задачу своего позднейшего сочинения как установление субстанционной идеи справедливости и нравственности, стоящей в качестве высшего начала над чисто формальными моментами юридической логики, и раскрытие этой идеи в отдельных юридических положениях и институтах. Телеологическую критику нравственных предписаний он считал в высшей степени важной частью своей системы цели. Но независимо от этих общих тенденций сочинения мы имеем прямые указания Иеринга, позволяющие нам говорить о естественно-правовых элементах его воззрения. Определяя в восьмой главе первого тома понятия произвола и справедливости, Иеринг настаивает на возможности применения этих понятий к характеристике законов. Мы говорим, замечает он здесь,



Цительман и право

 
-> История право |

Обращаясь к дальнейшей характеристике условий действия права, Цительман повторяет мысли своих предшественников. И он думает, что значение права основывается на авторитетной форме его существования независимо от соответствия его общим правовым убеждениям. Продолжительное раздвоение между положительным правом и господствующими в народе воззрениями, конечно, немыслимо: или право в силу своего существования приобретает влияние на эти воззрения и преобразовывает их по-своему; или же народные воззрения вызывают изменения в праве, оказывая влияние на обычай и законодательство. Для того, кто рассматривает крупные черты развития, положительное право и народное убеждение кажутся находящимися в согласии; но в отдельных случаях между ними



Замечания Бергбома

 
-> История право |

В одном месте своей книги Бергбом говорит: положительное право имеет свое обоснование и оправдание в самом факте своего существования. В этом утверждении ясно выражается точка зрения философии положительного права, которая стремится занять для своего предмета твердую и самостоятельную позицию. С формально-юридической точки зрения Бергбом совершенно прав: внешняя обязательность действующих норм является для юриста непререкаемым фактом, не нуждающимся ни в какой дальнейшей легитимизации. Но хочет ли он сказать, что положительное право не нуждалось и в оправдании нравственном, что, кроме формальной обязанности, не было никакой иной и высшей? На это мы находим у Бергбома прямой ответ, примиряющий



Определения Гльдера

 
-> История право |

Определения Гльдера могут считаться решающими. Несомненно, что юридический обычай как таковой появляется лишь с тех пор, когда то или другое правило начинает применяться в силу прецедента. Пока этого нет, обычай находится еще в процессе своего образования. Как справедливо замечает Сергеевич, для того, чтобы образовался обычай, связывающей частную волю, в памяти людей должен уже накопиться настолько значительный материал сходных прецедентов, чтобы воля была подавлена этим материалом. Без этого обычное право немыслимо. Всего менее возможно допустить, чтобы оно существовало до практики. Обычная норма, предшествующая внешнему применению, есть contradictio in adjecto. Поэтому если бы надо было назвать